История кировского Центрального рынка

Фото Леонида Шишкина. 1930-й год.

 

Рынок снизу, рынок сверху...

Начиная с XVIII века торговать на Вятке можно было прямо на главной кафедральной площади. Там были установлены торговые ряды, каменный гостиный двор, где приезжий предприниматель мог остановиться на ночлег и сохранить свой товар.

Главная торговая площадь находилась в районе современного стадиона «Динамо», другая – в районе Театральной площади. На окраину города было удобно подвозить зерно, сено и дрова на продажу. Затем появился рынок в районе перекрестка нынешних улиц Герцена и Ленина.

 

Фото Леонида Шишкина. Верхний рынок. 1930 год.

После 1812 года Вятка шагнула до Семёновской слободы. Сейчас там расположена Филармония. На этом месте была спроектирована большая городская площадь. Историческую часть города стали называть нижней, а вновь освоенную территорию — верхней. Так появились на Вятке нижний рынок и верхний.

Новая рыночная площадь на Семёновской улице (сейчас Воровского – ред.) стала называться Хлебной, но это вовсе не значит, что здесь продавали только хлеб. Сюда вятские крестьяне везли рожь, овёс и пшеницу. А богатые губернские купцы скупали у них товар и отправляли за границу, получая неплохую прибыль. Кроме того, на верхнем рынке продавали лён, льняное семя, сало и хозяйственные мелочи.

Торговля на Верхней площади продолжалась и после того, как под руководством архитектора Александра Витберга здесь был построен Александро-Невский собор. Ряды лишь отодвинулись от центра, но площадь не перестала быть «торговой артерией» Вятки.

 

Партийные сходки и цирковые представления

После революции на Вятке появилось несколько знаковых мест, где выступали красные комиссары, размахивая кепками с трибун по примеру вождя. Это кафедральная площадь – район Вечного огня, дом Гуго Бока на перекрёстке улиц Московской и Царевской (сейчас улица Свободы – ред.) и верхняя торговая площадь у Александро-Невского собора.

Торговля здесь не прекращалась, даже когда разрушали храм.

На фото весна 1937 года.

 

А торговля – дело такое, ей не страшна смена режима. И даже снос храма в 1937 году не был страшен. Как раз в 30-40-е годы XX века городские архитекторы подумали, что рынок с Верхней площади надо бы перенести. Город рос, и нужно было найти более удобное место.

Главный городской архитектор Никита Козлов славился своими масштабными и амбициозными проектами.

Историку и экскурсоводу Антону Касанову удалось найти в Государственном архиве Кировской области удивительные эскизы. Это проект большого колхозного рынка в Кирове.

– По задумке Козлова, рынок должен был располагаться примерно там, где сейчас находится современный центральный рынок, но на проектах архитектора-художника он выглядел, конечно же, совсем иначе. У рынка должны были быть побочные входы с различных сторон. Как и во многих других своих проектах, Никита Козлов предполагал наличие у мест торговли большого количества зелёных насаждений, строительство небольших эстетически привлекательных башенок и других элементов декора, – сообщает историк Касанов.

Масштабному проекту не суждено было сбыться. Для этого было немало причин, одна из них – начало Великой Отечественной войны.

 

«Водка и только водка!»

Верхний рынок функционировал и во время Великой Отечественной. Но специфика продаж стала другая, да и товар изменился. Об этом вспоминает кировский писатель Евгений Мильчаков, автор книги «Рынки»:

«Деньги здесь передавались из рук в руки довольно значительные. Многие покупатели и продавцы знали друг друга, и обмана, как правило, не бывало. Торговали спиртным. Главный объект купли-продажи – водка. Вино и разные наливки продавались очень редко. В годы войны предлагать «красулю» считалось неприличным, и на продавца смотрели с жалостью и удивлением. Водка и только водка!

...Однажды товарищи решили попробовать спиртное. До этого мы ни разу не выпивали.

Пошли на рынок. Долго, подражая взрослым мужикам, вертели бутылку, спрашивали, настоящая ли. Наконец, после долгих колебаний купили за 220 рублей «Московскую особую»... Купили ещё полбуханки хлеба и стакан семечек. Как пришёл домой, не помню. Тошнило. Мать говорила:

– Мучайся! Мучайся! Не будешь больше пить…

Больше на рынок за спиртным не ходили», – вспоминает писатель.

Кстати, именно в годы войны на кировском рынке появились китайцы. Представители старшего поколения вспоминают, что в Кирове их была тогда целая диаспора. Зимой они расхаживали по торговой площади в фуфайках, валенках и шапках-ушанках. Как и местные торговцы, научились выпивать «для сугрева» и продавали хозяйственные мелочи, одежду, которую тут же и перекупали у кировских торгашей.

 

 

Как выгоняли с "насиженного" места

Новое место для рынка определили ещё в начале 50-х годов прошлого века. Решили перенести его в квадрат улиц Милицейской – Свободы – Володарского – Пролетарской. Ранее там был так называемый барахолочный пустырь, другими словами, блошиный рынок. Продавцы выкладывали свои поношенные вещи, сбитые туфли и старые книги.

В конце 50-х был сдан знаковый культурный объект социализма – Областная Филармония. Из эстетических и практических соображений рынок необходимо было перенести. Строительство павильона было начато немедленно.

 

Строительство Центрального рынка в 1959 году.

Конечно, далеко не всем нравилось то, что приходилось переезжать с насиженного места на «барахолку». Кировчане вспоминают, что торговцы с «барахолочной площади» жаловались в обком партии, что их сгоняют с насиженных мест. В обращениях они писали: «Теперь концов не найдёшь, кто, где и чем торгует». Требовали прекратить покупку мест за деньги.

 

Воздушные мотоциклисты и яблоки из сада

В 70-е годы новый рынок превратился в Центральный по названию, а по сути – в сельскохозяйственный. В новом просторном здании – торговой галерее – продавцы выкладывали на прилавок фрукты и овощи, молочные продукты и свежее мясо. В те времена считалось, что только на рынке можно купить что-то по-настоящему свежее.

Кировский режиссёр Павел Созинов вспоминает, что в 70-е всю площадь за рыночным павильоном занимали бабульки, которые привозили свежие овощи и фрукты со своих приусадебных участков.

– Это был большой сельскохозяйственный рынок. Но кроме бабулек на площадь за павильоном привозили разные развлечения. Я помню, например, мотоциклистов, которые в стеклянном шаре ездили по вертикали, это был удивительный и невиданный для нашего города аттракцион. Я вырос в Нововятске, в одном дворе с Сергеем Лузяниным. Когда его мама с балкона звала домой ужинать, никто из нас и не подозревал, что этот человек станет директором Центрального рынка, – рассказывает Павел Созинов.

 

В тесноте и в обиде

Если 80-е годы прошли на Центральном рынке довольно спокойно, то к началу 90-х жизнь во всех её проявлениях закипела. На площади и в самом павильоне встать и разложить свои товары «залётному» продавцу было негде. На всех улицах вокруг рыночной площади торговали всем подряд, раскладывали прямо на земле, постелив картонки и клеёнки. Новые вещи продавали вперемешку с поношенными. Появились вьетнамцы и китайцы, которые тоже привезли свою продукцию – плохо сшитую одежду из синтетических материалов.

Константин Широнин, любитель истории нашего края, автор множества песен, посвящённых городу Кирову, вспоминает, что администрация рынка всё-таки решила навести порядок среди торговых рядов.

– Администрация заставила всех продавцов покупать одинаковые торговые палатки и ставить их в ряд. Причём палатки продавала сама же администрация рынка. А когда продавцы эти палатки купили, вдруг стали строить стационарные железные ларьки, и эти маленькие индивидуальные палатки стали никому не нужны. Народ, конечно, возмущался, что всех так кинули. Плату за аренду торгового места тогда собирали женщины-кассиры, которые ходили по рыночным рядам. В Китайских «шайбах» было не протолкнуться. Всё увешали одеждой, и покупатели ходили по узенькой дорожке вокруг, – говорит Константин.

По его словам, сначала на рынке взимали ежедневную плату за торговое место. Потом ввели ещё и месячную оплату. Если продавец не успевал вовремя оплатить своё место, то оно считалось проданным, и завтра туда уже мог заезжать другой предприниматель со своими товарами.

– У криминала с администрацией рынка, видимо, были свои отношения, и они там между собой как-то договаривались, я подробностей не знаю. Но однажды, в середине 90-х, на рынке объявились какие-то парни, начинающие рэкетиры, которые ходили по рядам и выискивали, с кого бы можно денег потрясти. Не знаю их дальнейшую судьбу, потому что как раз в это время с рынка я ушёл, – сообщил Константин.

 

За основу взяты материалы сайта "Свойкировский.рф"